Проблема источников творчества
Лекции и практикум по психологии - Разное по психологии

Проблема источников творчества является центральным звеном многочисленных психологических исследований как в нашей стране, так и за рубежом. Подобно проблеме творчества, она не может считаться окончательно разработанной на сегодняшний день и характеризуется разнообразием подходов, концепций и мнений. В предыдущем параграфе мы отметили многозначность понятия творчества в современной психологической науке. Соответственно различаются и контексты обсуждения проблематики детерминант творчества и основные подходы к этой теме.
Формируясь в виде проблем «Что побуждает человека к творчеству? Что является двигателем творческого процесса? В чём причина и источник творческого акта?», вопрос этот издавна ставился и решался человечеством, причём решался по-разному в различные эпохи, в различных философских и психологических школах.

Если рассматривать взгляды на проблему источников творчества в их развитии, то определённое освещение данной проблемы мы увидим уже в древнегреческой философии. Согласно учению Демокрита, божественная сила приводит в действие «элементы души», отчего наступает исступлённое состояние. Платон также развивал идею об исступлённом, божественном экстазе, который охватывает человека, отмеченного божественным даром.
На греческую концепцию творчества, включающую в себя «одержание» ссылается СО. Грузенберг, обосновывая самопроизвольный характер творчества. Творец, по его мнению, не в силах вызвать процесс творчества, это происходит независимо от его воли, само собой. Господствующим над миром творческих замыслов был признан психологический детерминизм, закон причинности, отражённый в словах Г. Жоли: «Великий человек оказывается в каждый момент своей жизни настоящим рабом прошлого и послушным орудием причин, окружающих его со всех сторон...». Причины этого усматриваются вне самого творца, т.е. происходит как бы процесс отчуждения побудителей творчества от самого его субъекта. Часто о наличии таинственных источников творчества упоминалось и в сообщениях самих творцов, склонных к самоанализу.
По мнению В.Н.Дружинина, наиболее распространены «божественная» и «демоническая» версии атрибуции, которые художники и писатели принимали в зависимости от своего мировоззрения [12]. С.Т.Вайман выделяет экстравертивный и интровертивный типы творческого самоотчуждения. Согласно этому автору, на ранних ступенях искусства доминирует экстравертивный тип (инициатива порождения творческого акта вручается небожителям), а на более поздних ступенях преобладает интровертивный тип (подлинный источник «порождающей» активности - сила, завладевшая духом, - «энтузиазм», «бешенство», «наитие» и т.п.)
В любом случае, во всех теориях и типах самоотчуждения процесс творчества мотивирует некоторая непознанная сила, не зависящая от воли и сознания творческой личности. Природа мотивации творчества оказывается, таким образом, непознаваемой и необъяснимой. Однако если сами творцы видят в побудительной силе творчества таинственность и принадлежность высшим, божественным или демоническим источникам, то представители различных психологических школ находят иные её источники, встраивающиеся в их модели и концепции.
Так, 3. Фрейд считал, что в основе мотивации творчества лежит сублимированное половое влечение. Именно сублимация сексуальных инстинктов, по Фрейду, послужила главным толчком для великих достижений в культуре, только благодаря механизму сублимации стал возможен подъём в науке и искусстве. Творчество позволяет выплеснуть энергию неудовлетворённых влечений культурно санкционированным путём. 3. Фрейд подчёркивает невротическую природу таких переживаний, их связь с вытесненными в бессознательное комплексами, конфликтами [73].
Последователи 3. Фрейда (Круз Ф., Голланд Н" Раттенберг Дж.) развивали его взгляды на природу и движущие силы творчества.
Для отечественных исследователей идея творческого акта как пути разрешения внутренних противоречий и сублимации энергии также не является чуждой. Так, В. Савич, рассматривая творческий акт с точки зрения физиологии, отмечает: «сублимация половых инстинктов придаёт особую силу и жизненность, прочность научной деятельности». Психоаналитическая трактовка творчества встречается и в некоторых современных исследованиях (Иванов В.В., Слитинская Л.И. и др.).
Взаимосвязь преодоления сложившихся в детстве комплексов с процессом творческой реализации рассматривается и в индивидуальной теории личности А. Адлера [1]. Он связывал мотивацию творчества с компенсацией «комплекса недостаточности» или, в ином переводе, «комплекса неполноценности». Адлер наблюдал, что люди с выраженной органической слабостью или дефектом часто стараются компенсировать эти дефекты путём тренировки и упражнений, что нередко приводит к развитию выдающегося мастерства или силы. Выдающиеся достижения, проявление сверхнормативной, в том числе творческой, активности в концепции А. Адлера, таким образом, связаны с преодолением комплекса недостаточности, порождённого определёнными физиологическими или психологическими причинами. Компенсация этого комплекса и приводит к проявлению у человека особенных способностей, высоких результатов, творческих прорывов в том или ином виде деятельности.
Иной взгляд на движущие силы человеческого творчества и на развитие личности можно найти в теории К.Г. Юнга [73]. Творческую активность человека Юнг связывал со стремлением личности к единству, к гармонии, к обретению «самости». Именно стремление к полной реализации своего внутреннего потенциала, своего «Я» побуждает человека к продуктивности. Становление уникального, целостного индивида, по Юнгу, есть основная жизненная задача, жизненная цель каждого. Процесс достижения этой цели Юнг называет индивидуацией, подразумевающей интеграцию различных личностных сил и тенденций. Первичными условиями психического формирования являются в теории К.Г.Юнга архетипы - психические структуры коллективного бессознательного. Именно они побуждают к творчеству, к фантазии отдельного человека и целые народы, запечатляясь в мифологических и сказочных сюжетах и символах.
Таким образом, К.Г. Юнг, в отличие, например, от 3. Фрейда, искал объяснение побуждающей силе творчества не в вытеснении скрытых бессознательных комплексов и внутренних конфликтов, а в духовной работе по их преобразованию в процессе самореализации, предполагающем полное раскрытие творческого потенциала и развитие всех уникальных человеческих способностей.
Данное положение по отношению к источникам творчества перекликается с основными позициями гуманистической психологии, также находившей объяснение феноменам творчества в закономерностях процесса самореализации. То общее, что объединяет в отношении к этой проблеме различные концепции гуманистической психологии Г. Олпорта, А. Маслоу, К. Роджерса, Н. Роджерс, Р. Мэй и других исследователей, -это признание того, что способность к творчеству связана с процессами самореализации и с достижением личностной зрелости.
Так, Г. Олпорт полагал, что личность всю жизнь проходит процесс становления и описывал тип зрелой личности, открытой для творческих проявлений и воплощения собственных способностей. Он решительно отвергал гомеостатическую модель мотивации человеческого поведения и творчества (т.е. идеи устранения напряжения, восстановления прежнего уравновешенного состояния как цель творческого акта). В процессе творчества, наоборот, считал он, происходит постоянное столкновение с противоречиями, постоянный поиск напряжения. Анализируя черты личности и биографии известных ученых и людей искусства, Г. Олпорт отмечает в качестве их характерной черты поиск постоянного напряжения. Он пишет: «Мы должны согласиться, что «редукция напряжения» -малоудовлетворительное объяснение функционирования зрелых психогенных мотивов. Подлинные психогенные интересы заставляют нас неограниченно усложнять нашу жизнь» [73, с. 294].
Таким образом, в концепции Г. Олпорта представлена модель зрелой личности, обладающей определёнными чертами, отличающими её от личности невротичной, и в числе характеристик зрелой личности выделяется поиск напряжения. Именно зрелая личность успешно осуществляет процесс собственного становления и способна к проявлению творческого потенциала. Проблема мотивации творчества не ставится прямо, но побуждения человека к творчеству видятся в самих закономерностях его личностного роста и становления как зрелой личности.
Сходные взгляды развиты в теории А. Маслоу [35], который связывал мотивацию творчества с мотивацией самоактуализации. Самоактуализацию учёный рассматривал как желание самовыражения, тенденцию к реализации своих потенциальных возможностей и беспрерывное совершенствование их. А. Маслоу, как и другие гуманистические психологи, подчёркивал врождённый творческий потенциал каждого человека. Большинство людей не реализует этот потенциал, находясь под влиянием различных неблагоприятных внешних обстоятельств, которые мешают им совершенствоваться.
А. Маслоу выделил основные чертыч присущие
самоактуализирующейся личности: эффективное восприятие реальности; принятие себя и других; непосредственность, спонтанность и простота; центрированность на проблеме, приверженность какой-то задаче или работе; вершинные переживания, чувство гармонии с миром; общественный интерес; глубокие межличностные отношения; демократический характер; чувство юмора; креативность.
К. Роджерс также связывал процесс творчества с процессами личностного развития и высказывал определённые идеи о конкретных личностных характеристиках, которые присущи полноценно функционирующей личности. «Полноценно функционирующими» К.Роджерс считал людей, которые используют свои способности и таланты и реализуют заложенный в них потенциал. Согласно Роджерсу, такие люди обладают следующими чертами: открытость к переживаниям; экзистециальный образ жизни; органическое доверие, т.е. доверие своим внутренним ощущениям и опора на них; эмпирическая свобода, принятие на себя ответственности за собственную жизнь; креативность [83].
Следовательно, К. Роджерс, как и А. Маслоу, связывал способность к творчеству с оптимальной психологической зрелостью. Для этого психолога продукты творчества и творческий образ жизни характеризуют тех, кто достигает зрелости, стремится к личностному росту, живёт конструктивно. Мотивация творчества, согласно К. Роджерсу, связана с тенденцией актуализации, которая является руководящим мотивом в жизни человека. Эта тенденция представляет собой «свойственную организму тенденцию развивать свои способности, чтобы сохранять и развивать личность» [83].
Таким образом, основу мотивации творчества гуманистические психологи видят в мотивации самореализации, в тенденции к актуализации заложенного в человеке творческого потенциала. Такой самореализации достигает некоторая часть людей, которые могут считаться зрелыми, полноценно функционирующими личностями. Именно эти личности и демонстрируют проявление своих способностей в творческом акте.
Итак, можно выделить два противоположных направления в истории психологического объяснения феномена человеческого творчества и его движущих сил. Б.Э. Мильман связывает такую противоположность подходов с созданием двух типов модели личности, диаметрально противоположных, - «психоаналитической» и «гуманистической» модели. В них в абсолютной форме представлены, согласно Б.Э. Мильману, разные стороны природы человека, связанные с разными системами ценностей. Мильман подчёркивает: «Гуманистическая психология акцентирует внимание на продуктивной, развивающейся стороне личности, на её производительной направленности, преломляющейся в определённых социально-исторических условиях. «Гуманистическая» личность противоположна «психоаналитической», её характерной особенностью является антигомеостатичность - человек творческий, направленный на достижение, ставящий себе всё более трудные задачи, стремящийся к нарушению гомеостатического равновесия».
Много противоположного в этих моделях и в отношении к проблеме мотивации творчества. Так, если, согласно взглядам 3. Фрейда и его последователей, творческий акт порождается стремлением к вытеснению бессознательных комплексов и конфликтов, а согласно А.Адлеру -компенсацией комплекса неполноценности, то в концепциях К. Юнга, Г. Олпорта, К. Роджерса, А. Маслоу реализация творческого потенциала связана с потребностью в самореализации и самовоплощении и присуща здоровой, полноценной, лишённой невротичных симптомов личности.
В.Н. Дружинин [49] обозначил эти два направления в обосновании мотивационной стороны творческого процесса как «мотивацию недостаточности» и «мотивацию избыточности».
Обобщая результаты собственных экспериментальных исследований, В.Н.Дружинин пришёл к выводу, что творческая активность детерминируется творческой (внутренней) мотивацией и проявляется в особых условиях жизнедеятельности. Большинство психологов убеждено в том, что главным признаком творческой личности является наличие мотивации и личностной увлечённости. Так, выделение двух видов мотивации - внешней (связанной с получением наград) и внутренней (подразумевающей интерес к самой деятельности) - привело к тому, что при обсуждении проблемы мотивации творчества исследователи стали подчёркивать важность доминирования внутренней мотивации в творческой деятельности, понимая под внутренней мотивацией непосредственный интерес к материалу, стремление к познанию, удовольствие, испытываемое от самого исследования и результатов самостоятельных открытий.
М.Г. Ярошевский [81] также считает важным обсуждение внешней и внутренней сторон мотивации при анализе проблемы творчества. Однако учёный предлагает собственную интерпретацию определения «внутренняя мотивация» и «внешняя мотивация» творчества. Так, внешняя мотивация, согласно его точке зрения, - это не исходящая от других, а внешняя по отношению к развивающейся системе науки, в которой живёт учёный со своими привязанностями, страстями, надеждами. Внутренняя же мотивация научного творчества зарождается в контексте взаимодействия между запросами логики науки и готовностью субъекта их реализовать.
Сходных точек зрения придерживаются и такие учёные, как Ю.Н. Кулюткин и Г.С. Сухобская, Д.Б.Богоявленская, В.Н.Пушкин, Э.Д. Телегина и др. В контексте обсуждения нашей проблемы, связанной с проблемой источников творчества, нам хотелось бы подчеркнуть недостаточность выделения внутренней мотивации творчества для объяснения побудительных и смыслообразующих аспектов мотивации творческого акта.
Рассмотрение мотивации как базового субъектного образования приводит к необходимости говорить не только о внутренней мотивации деятельности, но и о внутренней мотивации личности, об особенностях мотивационно-смысловой сферы субъекта, включённого в процесс творчества. Отметим нашу заинтересованность именно взаимодействием глубоко личностных, устойчивых факторов мотивации на творчество. Причём творчество также может выступать не только как решение определённых творческих задач (или как это рассматривается в некоторых приведённых исследованиях, как работа в сфере науки или искусства), а, как было принято нами в предыдущей части изложения, как особый вид продуктивной активности преобразовательного характера. Тогда вопрос о влиянии на него мотивационных факторов преобразуется в вопрос о побудителях и двигателях такой активности в спонтанной, незаданной экспериментально ситуации, в реальной жизнедеятельности.
Известно, что системная, целостная теория может быть построена только в том случае, если предмет исследования определён как система. В самом широком смысле, «не может существовать наука как целостная теоретическая система, если в самом основании её, т.е. в качестве предмета, который изучает наука, не лежит реальная, саморазвивающаяся и самоорганизуемая система, которая и обеспечивает системность самой науки, определяет её предметное и проблемное поле, ограничивает движение категорий, предупреждает сползание на «чужие» поля и образует пространство для развития науки за счёт собственного саморазвития.
Применительно к интересующей нас проблеме источников творческой активности это означает, что выделенные ранее аспекты можно попытаться понять именно как различные проявления единого, имея в виду человека как самоорганизующуюся психологическую систему, которая обладает собственными ресурсами организации самодвижения, системной детерминацией и способностью производить факторы, в опоре на которые она может простраивать директиву саморазвития и самореализации, т.е. быть причиной самой себя [10].
Вслед за А.С.Шаровым [74] мы считаем, что в качестве такого системообразующего начала может выступать стремление к собственной значимости, понимаемое как направленное напряжение на достижение и реализацию конкретных ценностей и смыслов, принятых человеком. Наиболее определённо об этом сказал C.Л.Рубинштейн: «Детерминация через мотивацию - это детерминация через значимость» [61]. Именно стремление к значимости собственной личности, со всеми возможными нюансами, является главным фактором, определяющим источник творческой активности человека, его силу и особенности. Стремление к значимости имеет множество проявлений, описание которых зависит от научной позиции автора и его взглядов на сущность человека. Это стремление отражено в таких понятиях, как «борьба за существование» (Дарвин Ч.), «воля к жизни» (Шопенгауэр А.), «воля к власти» (Ницше Ф.), «стремление к превосходству» (Адлер А.), «притязание» (Левин К,), «уверенность в себе» (Вольпе Дж.), «самоактуализация» (Маслоу А.), «самореализация» (Роджерс 1С), «самоутверждение» (Никитин Е.П., Харламенкова Н.Е.) и др.
Биологические предпосылки стремления к значимости раскрыл ещё Ч. Дарвин в учении о половом отборе, согласно которому больший шанс оставить потомство имеют особи более привлекательные, чем их соперники. Продуктивная идея этого учения состоит в утверждении, что в процессе эволюции действует тенденция, благодаря которой живые организмы приобретают качества и свойства, не только представляющие прямую, утилитарную ценность и служащие непосредственно борьбе за существование, но и «бесполезные» и в некотором смысле даже вредные (например, противоречащие требованию мимикрии).
Следовательно, как отмечает А.И. Розов, «уже на более ранних стадиях эволюции господствуют такие мотивы поведения, которые нельзя полностью свести к стремлению удовлетворить потребности, связанные с обеспечением индивидуального и даже видового выживания; они выражают тенденции особого порядка - иметь перевес перед особями своего вида» [60, с. 135]. В теории Ч. Дарвина существует скрытая тенденция человеческого существования - стремление к превосходству, имеющая глубокие биологические корни.
Иной взгляд на данную проблему высказал А. Шопенгауэр [78]. В основу своей концепции он положил понятие мировой воли, считая, что воля человека есть не более чем объективация мировой воли. Поэтому человек, являющийся, по сути дела, марионеткой в руках мировой воли, строго говоря, не повинен в том зле, которое он творит, в тех чудовищно жестоких способах самоутверждения, к которым он постоянно прибегает. Каждый хочет всего для себя, хочет всем обладать или, по крайней мере, над всем господствовать.
Анализируя концепцию мировой воли А.Шопенгауэра, Фридрих Ницше говорит о том, что творческое созидание не является чем-то абсолютно изначальным, недетерминированным. Оно вызвано к жизни волей людей, волей к власти. «Везде, где находил я живое, находил я волю к власти... Чтобы сильнейшему служил более слабый - к этому побуждает его воля, которая хочет быть господином над ещё более слабым: лишь без этой рабости не может он обойтись», - заявляет Ф. Ницше [45, с. 82].
Качественно новый подход к проблеме самоутверждения личности отражён в теории К. Левина. Введя понятие «уровень притязания личности» и обнаружив, что этот уровень часто меняется, автор большое внимание уделил анализу данного процесса изменения. Сделанный им вывод о предпочтении личностью тенденции выбирать всё более трудные цели позволил объяснить те динамические силы, которые стимулируют развитие личности. Интерпретируя Левина, можно сказать, что самоутверждение нормальной личности происходит благодаря умеренному, но постоянному повышению притязаний, благодаря реальным достижениям личности.
Большое внимание мотивации творчества уделял Э. Фромм, считающий, что человека характеризует стремление к самотрансценденции, стремление как-то утвердиться среди людей, подняться над ними, а позитивной, специфической человеческой формой реализации этого стремления является творчество.
В отечественной психологии проблеме самоутверждения человека посвящено фундаментальное исследование Е.П.Никитина и Н.Е. Харламенковой [44]. Феномен самоутверждения, считают авторы, представляет собой акцию, благодаря которой человек утверждает себя сам, и это утверждение с необходимостью происходит внутри его Я, т.е. он сам утверждает себя в себе.
В наиболее общем виде самоутверждение можно охарактеризовать как способ (средство) обретения, удержания или расширения человеком объёма его - собственно человеческого - бытия. Учитывая, что акт самоутверждения в творческой деятельности представляет собой многогранное образование, то для более адекватной его характеристики необходимо воспользоваться несколькими классификациями.
Применяя типологию, предложенную Е.П.Никитиным и Н.Е. Харламенковой, мы имеем дело с целенаправленным, прогрессивным, внутренним, личностным самоутверждением путём самоопределения. Иными словами, человек не только сознательно делает самоутверждение своей целью, но и решает, какими средствами будет пытаться реализовывать данную цель, предпринимая попытку подняться вверх по избранной ценностной лестнице. Причём средствами самоутверждения могут быть как неодушевлённые предметы, так и одушевлённые существа, создающиеся субъектом деятельности путём реализации его внутренних
способностей. Человек отрицает себя сегодняшнего ради утверждения завтрашнего, более высокого.
Таким образом, в творческой самодеятельности человек создаёт сам себя и этим определяется. Стремясь к поиску постоянного напряжения, к самореализации, самотрансценденции и самоутверждению, активизируя сознательный, целенаправленный процесс раскрытия и опредмечивания сущностных сил, транслируя свою индивидуальность через созидаемые произведения, человек постоянно стремится к собственной значимости, к саморазвитию и самосовершенствованию. Именно стремление к значимости собственной личности можно считать интегративным источником творческой активности.
Мы в своей работе вслед за А.С.Шаровым [74, 75] используем термины: «стремление к собственной значимости», «культивирование значимости собственной личности». Содержательное своеобразие нашего подхода к пониманию творчества заключается в понятии «значимость». По объёму это понятие включает основное содержание понятий «стремление к превосходству», «самоутверждение», «притязание», «самореализация», «самоактуализация». С другой стороны, оно подчёркивает главную идею, а именно - стремление человека к самоценности (поиск смысла жизнедеятельности, славы и уважения, силы и слабости, богатства и нищеты).
Однако стремление к значимости собственной личности может реализовываться самым различным образом в зависимости от внешних и внутренних условий: социального уклада, жизненных обстоятельств, склонностей, способностей.
Особенности механизма реализации обусловлены соотношением следующих структурных компонентов значимости:
1) стремление к превосходству и самовозвышение;
2) желание быть таким, как все, слиться с другими;
3) влечение к самоуничижению, к тому, чтобы быть чем-то ниже других (проще, беднее, несчастнее).
О взаимосвязи первых двух компонентов А. Адлер [1] писал так: «...стремление к власти проявляется завуалировано и пытается утвердиться на путях чувства общности тайным и хитрым способом». Не менее хитрым способом проявляет себя механизм достижения собственной значимости, когда идёт отрицание другого (принижение его) и самоотрицание (псевдосамоотрицание) себя сегодняшнего ради утверждения завтрашнего, унизить себя в обычном, характерном для большинства, но возвыситься в чём-то особенным в глазах избранных.
Стремление к значимости имеет не только вертикальную шкалу, но и горизонтальную, которая включает в себя индивидуально-психологические и социокультурные особенности развития и формирования человека. Стремление к значимости может творить, создавать человека, вознося его чуть ли не до божественных высот, а может и разрушать его, полностью лишать человеческого облика, низвергать в бездны звериного.
Значимость различают не только по степени обобщённости, но и в зависимости от угла рассмотрения. А.С. Шаров в своём труде «Ограниченный человек: значимость, активность, рефлексия» [74], вслед за Г. Гегелем, говорит о значимости в себе, для других и для себя.
У конкретного человека эти три аспекта значимости слиты в некое единство, но один из аспектов может доминировать. Когда доминирует значимое в себе, то человек не может различить себя и культуру, в которой живёт. Значимость в себе - это область бессознательного: коллективного, социального, личного или природного (Юнг К., Фромм Э., Адлер А., Фрейд 3.) Разумеется, данный аспект значимого в человеке открыт как для спекуляций, так и для гениальных прозрений. У 3.Фрейда, например, выделены две детерминирующие тенденции, которые движут человеком: влечение к жизни (эрос) и влечение к смерти (танатос). Также две тенденции выделяет К. Юнг, который считает, что человеком движут две силы: одна - эрос, другая - жажда власти. Эросу необходима власть, как власти - эрос. К. Юнг обобщает взгляды 3. Фрейда (эрос) и А. Адлера (власть). Сам А.Адлер в своих поздних работах использует термины «стремление к превосходству» и «стремление к совершенствованию» как взаимозаменяемые. Совершенствоваться - значит в чём-то превзойти самого себя, а стремление к превосходству - это борьба за самоосуществление и самостановление. Впоследствии это универсальное стремление, открытое А. Адлером, нашло своё отражение в концепциях самореализации К. Хорни, самоактуализации К. Гольдштейна и А. Маслоу, актуализирующейся тенденции К. Роджерса.
Значимое для других описано и исследовано более всего в этической литературе, так как касается сферы межличностных отношений, норм морали и нравственных принципов. В значимости для других отражено всё то, что способствует развитию и функционированию социума, которое может и не совсем совпадать с конкретными мнениями. Значимое для других - это как бы определённое ценностно-смысловое поле межличностного взаимодействия, которое как-то улавливает, чувствует человек. Большинство учёных считают, что уважение и любовь к другому человеку являются стержнем значимости для других. Так, C.Л. Рубинштейн считал, что любовь к другому человеку выступает как первейшая и острейшая потребность, как утверждение бытия человека.
Самой трудной является проблема значимого для себя. Здесь возникает вопрос о различении и рефлексии не столько собственного бытия, сколько личностного развития и движения к пределам внутренней и внешней культуры, а по большому счёту - за пределы этих культур. Очень интересные мысли по этой проблеме высказывали К. Юнг и C.Л. Рубинштейн, а именно: человек есть существо, которое стремится к своей самости и подлинному «Я», В человеке существование предшествует сущности, в нём нет готовой сущности, он сам её делает. Человек в значимом для себя снимает значимое в себе и значимое для других. Если первое - область теоретических концепций и жизненных обобщений, то второе - сфера идеологии, распространённых установок и мнений. И далеко не всегда значимое в себе и для других совпадают или, точнее сказать, снимаются в значимости для себя. Здесь область драмы и трагедии человеческой жизни, поиски и находки. Значимое для себя есть самостроительство, оформление своего «Я» [75].
Таким образом, на основании анализа приведённых исследований мы можем отметить, что особая роль в структуре творческой личности принадлежит мотивационным компонентам, т.е. побуждениям, направляющим её деятельность, целям, к которым она стремится, желаниям, которые удовлетворяет в работе.

И хотя проблема источников творческой активности освещалась во множестве психологических исследований (Богоявленская Д.Б., Дружинин В.Н., Никитин Е.П. и Харламенкова Н.Е., Ярошевский М.Г., Адлер А., Маслоу А., Фрейд 3., Юнг К. и др.), тем не менее, она не может считаться окончательно разработанной. Существуют различные точки зрения, подходы к обсуждению данного вопроса, многие из которых рассматривают совершенно разные аспекты проблемы, оперируют различными понятиями и не всегда соотносимы друг с другом. Это можно объяснить прежде всего тем, что плоскость рассмотрения названной темы задаётся пониманием, во-первых, феномена творчества, во-вторых, феномена мотивации.
Мы считаем, что стремление к собственной (личностной) значимости является главным фактором, определяющим источник творческой активности. Содержательное своеобразие нашего подхода к пониманию мотивации творчества заключается в понятии «значимость». С одной стороны, это понятие включает в себя некоторые аспекты стремления к превосходству, самоуважению, притязанию, самореализации, а с другой, — подчёркивает стремление человека к самоценности и поиску смысла жизни. Вслед за А.С.Шаровым мы говорим о значимости в себе, для других и для себя.
Эскалация собственной значимости может осуществляться только в общекультурном пространстве ценностей посредством направленной регуляции жизни. Регуляция выступает объединяющим началом и стержнем человеческой личности, формой реализации и формирования значимого в человеке.
Творческий человек стремится овладеть собственным поведением и собственной психической деятельностью, т.е. стремится к самосовершенствованию механизмов саморегуляции и самоконтроля посредством рефлексии. В творчестве человек предельно интегрирован, собран и целостен, он полностью посвящает себя служению делу; вот поэтому саморегуляция в творчестве выступает как системное свойство, как объединяющее - создающее гештальт-качество целостной личности. От степени совершенства саморегуляции зависит эффективность творческой активности и развитие личности в целом, так как в структуру регуляции входят все основные компоненты структуры личности.
Учитывая то, что становление психологических механизмов регуляции деятельности человека происходит, прежде всего, в юношеском возрасте, в следующем параграфе мы постараемся выяснить, насколько сформированы её структурные компоненты и каковы особенности творческой активности в юношеском возрасте.
Вопросы для повторения
1. Что побуждает человека к творчеству?
2. Раскройте взгляды на проблему источников творчества в их
развитии в исследованиях западных психологов (Фрейд 3., Адлер А.Голланд Н., Раттенберг Дж.)
3. Дайте характеристику творческой активности в теории К. Юнга и её отличие от взглядов 3. Фрейда.
4. Раскройте понятие «зрелая личность». Охарактеризуйте модель зрелой личности по концепции Г. Олпорта.
5. Чем характеризуется полноценно функционирующая личность по К. Роджерсу? Возможно ли данное развитие личности при обучении в вузе?
6. В чём заключается сущность понятия «оптимальная психологическая зрелость» (по Роджерсу К. и Адлеру А.) и какова её связь со способностью личности к творчеству?
7. Обоснуйте мотивационные стороны творческого процесса как «мотивационную недостаточность» и «мотивационную избыточность» по исследованиям В.К Дружинина.
8. Охарактеризуйте человека как самоорганизующуюся
психологическую систему, которая обладает собственными ресурсами организации самодвижения, т.е. быть причиной самой себя (Галажинский Э.В.)
9. Раскройте понятие «стремление к собственной значимости». Насколько оно отражает Вашу позицию?
10. Охарактеризуйте предпосылки к собственной значимости в зависимости от научной позиции автора (Дарвина Ч., Шопенгауэра А., Ницше Ф., Адлера А., Левина К., Маслоу А., Роджерса К., Никитина Е.П. и Харламенковой Н.Е. и др.) и его взглядов на сущность человека.
11. Раскройте сущность «значимости в себе», «значимости для себя»
и «значимости для других».
12. Почему стремление к собственной (личностной) значимости является главным фактором, определяющим источник творческой активности?

Источник: Долгих Н. П. Развитие творческой активности в условиях стремления к личностной значимости (на примере юношеского возраста) : учебное пособие / Н. П. Долгих. -Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2016. - 100 с. ISBN 978-5-7389-1999-2

 

Это интересно

Яндекс.Метрика
Все права защищены. При при копировании материалов сайта, обратная ссылка, обязательна! Варианты ссылок:
HTML код:

Код для форумов:


Уважаемые пользователи и посетители сайта!
Спасибо за то, что вы присылаете материал на сайт «Ваш психолог. Работа психолога в школе» через обратную связь. Но, убедительная просьба, обязательно указывайте автора или источник материала. На многих материалах авторство потеряно, и, если вы, являетесь автором одного из них, пришлите письмо с точной ссылкой на материал. Если на ваше письмо, вы не получили ответ, напишите еще раз, т.к. письма иногда попадают в спам и не доходят.
Смотрите внимательно: авторство или источник указываются, чаще всего, в конце материала (если материал разбит на страницы, то на последней).
С уважением, администрация.